Хроники Израиля: веселый Шавуот: «…Вот же удивительный народ: ему дали 613 заповедей, а он радуется!»

Наш друг из Иерусалима пишет:

Шалом, хавэрим!

Прошел праздник Шавуот, мы вволю поели
блинцес с творогом, аккуратно и
обильно поливая их медом. Кто мог —
выдержал ночное бдение и чтение
отрывков из священных текстов. После
обильных и сытных блинов выдержать
чтение ночь напролет — не такое уж и
простое дело…
Спустя три дня христиане праздновали
свой день Пятидесятницы (по-русски его
еще называют Троица). Правда, в нашем
городе это было не так заметно.
Особенно в той части, где мы живем.
В общем, поздравления за
поздравлениями. Веселье и радость. Я
даже высказал пожелание, чтобы у нас
каждую неделю был бы в среду праздник,
в дополнение к Шаббату.

Шавуот — какой-то особый праздник. А
может быть это только мне так кажется…
Но он какой-то простой и добрый.
Завершение праздника Пэсах. Ведь в
Пэсах евреи вышли их Египта не для
того, чтобы просто избавиться от
рабства. «Отпусти народ Мой, чтобы он
совершил Мне служение в пустыне» — вот
какова была главная цель исхода.
Удивительная особенность Шавуот
(который также известен как день
дарования Торы) состоит в том, что
народ до сих пор радуется, что ему была
дарована Тора. Вот же удивительный
народ: ему дали 613 заповедей, а он
радуется, ест блинцесы, молоко и мед!
Другие не знают, как от нескольких
необходимых избавиться, а этот
веселится и радуется, что ему
досталось «по полной программе». Может
быть, потому что согласны с Давидом,
сказавшим «Закон Господа совершен,
укрепляет душу; откровение Господа
верно, умудряет простых. Повеления
Господа праведны, веселят сердце;
заповедь Господа светла, просвещает
очи»? Может быть, просто-напросто любят
евреи Тору и того, кто подарил ее им?
Конечно, любят не все и не везде, но в
Иерусалиме — больше. Просто
статистически: около 30% жителей города
— ультраортодоксы (по сравнению с 2%
жителей в Тель-Авиве и Хайфе), 20% —
религиозные, 29% сохраняют традиции. Вот
и считайте…
А еще Шавуот — это праздник, до
которого мы отсчитываем каждый день. В
период между Пэсах и Шавуот каждый
вечер, когда наступает новый день,
евреи отсчитывают этот день. И так —
все 49 дней. «Сегодня первый день
отсчета омера … сегодня двадцать
второй день, то есть три недели и один
день … сегодня сорок девятый день, то
есть семь полных недель…» И нельзя
сбиться, нельзя забыть. И какая же
радость, когда сосчитал и не ошибся, и
не пропустил ни одного дня!
Когда в синагоге в Шавуот читают слова
из Торы «Я Господь, Бог твой, Который
вывел тебя из земли Египетской, из дома
рабства; да не будет у тебя других
богов пред лицем Моим» а ты стоишь
плечом к плечу с другими евреями, все в
белых талитах, все встревоженные и
воодушевленные, — и впрямь чувствуешь
себя стоящим у горы Синай, которая
громыхает и пылает, и не просто
слышишь, но видишь эти слова… Тут уж не
до других богов! Закончится молитва,
радостный народ выйдет из синагоги под
пронзительное иерусалимское небо и
пронзающее иерусалимское солнце,
глянут люди друг на друга, улыбнутся,
глаза засияют: мы тоже сделали это, мы
снова сделали это, и наше поколение
тоже приняло Тору! Это как настоящая
любовь. Трудности будут, но они будут
потом. А пока есть только любовь… И
есть понимание, что исполнение
заповедей — это и есть служение
Всевышнему от всего сердца, это и есть
проявление любви. «Если любите меня —
соблюдите заповеди мои…» — еврейские
слова.
Служат ли Богу в других городах?
Конечно же служат! Но в Иерусалиме
больше и дружнее, как ни покажется это
странным. Подумайте: пойдет ли
ортодоксальный еврей в Риме в храм Св.
Петра или в Москве в Данилов монастырь
молиться в шляпе или кипе? Не пойдет. Да
и не пустят, я думаю. А у нас, в
Иерусалиме, христиане со всего мира
без проблем идут молиться к Стене —
фактически, в синагогу — вместе с
евреями, без вопросов надевая кипу,
чтобы только к этой самой Стене
подойти. И кто помнит, что по
христианской традиции считается, что
«муж, молящийся с покрытою головою,
постыжает свою голову»? Улыбнитесь!
Таков уж Иерусалим. Улыбнитесь вместе
с Иерусалимом! Иерусалим добр к тем,
кто любит Всевышнего…
Мне именно Шавуот больше, чем другие
праздники, напоминает, что исполнение
заповеди само по себе есть форма
служения Всевышнему. Дерзну сказать,
что в Шавуот я вижу улыбку Небесного
Отца — вижу яснее, чем в другие дни. Он
протягивает мне Тору — так неужели же
я осмелюсь помыслить, что он дал мне
что-то плохое? Ведь он благ, и благо все,
что он дает любящим его. Люблю ли я его?
Хочу любить, очень хочу! Не очень умею…
Но если люблю, то Тора и все ее заповеди
— это его благое даяние, благодать.
А вокруг — старый добрый Иерусалим, с
улыбкой взирающий на ультраортодоксов
и христиан всех толков, на мусульман и
атеистов, на всех нас, таких разных. Кто
любит Всевышнего — видит улыбку, а кто
нет — тот нет… Улыбку любви, сквозящую
через Тору благодати…

Будем живы, бээзрат аШэм!