ХРОНИКИ ИЕРУСАЛИМА: «И пусть себе верят, что вот тут Иисус оперся о стену рукой, а вот здесь его похоронили… У нас в Иерусалиме таких мест на всех хватит!»

Ноябрь 30, 2009

1204430

Брат из Иерусалима
Дата: Суб, 28 Ноя 2009, 21:11

Шалом, хавэрим!

Разъехались гости… Чуть было не
сказал: наконец-то разъехались! Но
подумал и понял, что нет, так будет
неверно. Потому что самих-то этих
гостей я люблю… Просто устал немного…
Теперь ожидается перерыв недели в две,
надо успеть сделать все то, что было
отложено в сторону из-за гостей…

А гости опять подарили мне знакомство
с новыми местами. На этот раз — с
новыми местами в Иерусалиме. Наконец-
то я прошел пешком через кварталы
района Нахлаот. И пришлось мне
походить по улицам арабских кварталов
Старого города.
О Нахлаоте, быть может, я когда-нибудь
еще расскажу… Нужно, чтобы сильные
впечатления устоялись, осели… А
расскажу пока о кварталах арабских.

В этих кварталах я впервые побывал в 2004
году, когда мы с зятем впервые приехали
в Иерусалим. Гуляли пешком, немного
заблудились, вышли к Шхемским воротам
Старого города и прошли от них до
Стены. Пожалуй, эта получасовая
прогулка была с тех пор моим самым
долгим пребыванием в арабских
кварталах… Пребыванием, которое
оставило не слишком приятные
воспоминания: темно, грязновато, все
время вертящиеся вокруг мальчишки,
продавцы-зазывалы… С тех пор я бывал
здесь лишь трижды, но все — «короткими
перебежками» и лишь потому, что иначе
нельзя было пройти. Теперь же на этой
неделе мне пришлось побывать там
дважды, причем каждый раз довольно
долго: в первый день мы искали Виа
Долороса и «храм» гроба Господня. Во
второй — ходили за покупками…

Что сказать? Ну, не люблю я все эти
«храмы» и якобы исторические
христианские места. Чужды они моему
еврейскому сердцу. Что Купол Скалы, что
Аль-Акса, что «храмы» в старом городе
или на горе Сион. У мусульман хотя бы
мертвечины нет в их мечетях… А на горе
Сион, которую сыны Кораховы в псалме
называют «прекрасная возвышенность,
радость всей земли», греко-
православное кладбище. Рядом —
католическое аббатство, в котором
лежит то ли мумия, то ли муляж (сам не
видел, только на фотографии). Народ
паломнический думает, что Мария…
В Старом же городе меня совершенно
сразил магазин, на вывеске которого
крупными буквами написано по-русски:
«МАГАЗИН ГРОБА ГОСПОДНЯ». Моему
бедному уму и измученному воображению
до сих пор не удается понять, чем же там
торгуют, мерещится всякая жуть…
Верю, что сдует все это из Иерусалима,
когда придет Машиах.
Но люди — это другое дело. Это не
«храмы» и мумии. Это живые души. Одни
делают деньги, бизнес на паломниках.
Другие идут по «пути Христа» с
любопытством. Третьи — с трепетом и
искренней верой. Меня радует, что
туристов очень много. Не припомню,
когда было бы столько! Очень много
русских. И пусть себе верят, что вот тут
Иисус оперся о стену рукой, а вот здесь
его похоронили… У нас в Иерусалиме
таких мест на всех хватит! Для
протестантов вот отдельное место
«гроба Господня» определено, за
стенами Старого города. Там очень
красивый сад! А светские ученые
откопали третью Голгофу. Ну, больше не
меньше: глядишь, на три Голгофы народу
больше приедет смотреть, чем всего на
две. Кстати, в этом году и место
крещения на Иордане еще одно
собирались открыть, ближе к Иерусалиму.
Но знаете, не зря в народе говорят: «Не
место красит человека, а человек
место!» И эти наши «исторические»
места красит имя Иисуса. Пусть сдует
ветер Машиаха все эти «храмы», но пока
они стоят, каждый идущий к ним, каждый
любопытствующий так или иначе, но
вспомнит, кто был распят на Голгофе. А
может быть, даже узнает, почему распят
и зачем…

Что ж… Вот, наши арабы… Всегда хотят
продать хоть что-то из своих лавок.
Всегда готовы услужить. Никогда не
знаешь, чего от них ждать…
Обычно я прошу своих знакомых,
восходящих в Иерусалим, не покупать
товары у арабов. Не покупать, потому
что чаще всего эти товары не вполне
легальны, с них не платятся налоги.
Никогда нельзя быть уверенным, что
столь любезный продавец не отправляет
часть своей выручки на поддержку
террористов или сам не провел
несколько лет в тюрьме за
антигосударственную деятельность. Не
думайте, что я параноик! Рассказываю о
том, что узнал из весьма достоверных
источников.
Но редко кто из моих гостей может
устоять перед соблазном. Только разве
что убежденные сионисты. Обычному
человеку почти невозможно устоять,
когда продавец снижает объявленную
цену почти в два раза, а даже начальная
цена процентов на 10-20 ниже, чем на такой
же товар в еврейских магазинчиках, в
которых еще и продавцы торгуются
намного жестче.
Правда, в моем присутствии арабы не
всегда чувствовали себя уютно, без
меня давали моей гостье намного
большие скидки. Забавно было
наблюдать, как менялась реакция
продавцов. Завидев нас вдвоем, они
начинали хвалить свой товар по-
английски, если слышали нашу русскую
речь — по русски, а когда видели меня
одного, то ко мне обращались уже на
иврите. Не забавно было понимать, что
мой вид, моя кипа, мои реплики на иврите
их волнуют, раздражают. В первый день
милейший продавец, которого я попросил
показать, как попасть на Виа Долороса,
сначала решил, что мы хотим пройти на
Храмовую гору. Милый человек с милой
улыбкой покачал головой и сказал, что
нам туда не пройти: закрыто, проход
есть только для мусульман. Думаю, он
просто вид сделал, что не сразу меня
понял. Уж больно пристально он при этом
смотрел на меня… А потом послал с нами
своего сынишку лет семи-восьми,
показать нам путь. Сынишка путь
показал, на Виа Долороса нас вывел и
тут же стал так, чтобы я не мог обойти
его и потребовал — не попросил, а
потребовал — «give me money!», «деньги
давай!». Я вспомнил «Двенадцать
стульев» и деньги дал. Правда, совсем
мало, меньше полушекеля.
Многие славно улыбались нам в лицо,
когда приглашали в свои лавки, а когда
мы проходили мимо, говорили нам вслед
что-то по-арабски. Арабского языка я не
знаю. Но вообще-то я знаю достаточно
много языков и достаточно знаю людей,
чтобы понять, почувствовать, что
сказанное не было лестным…
Один из продавцов запомнился мне.
Когда мы подошли к его лавке, он почему-
то сразу решил, что знает меня… Ну,
такое у меня лицо, что оно многим
кажется знакомым. Довольно часто
бывает, что совершенно не знакомые мне
люди на улице здороваются со мной,
особенно если я посмотрю на них чуть
пристальнее. Вот и хозяин лавки
несколько раз внимательно смотрел на
меня и говорил, что где-то он меня
видел. При этом было совершенно
очевидно, что воспоминание это не
доставляет ему радости. Спутница моя
не нашла в его лавке того, что искала, и
он вдруг сказал: «А у меня еще лавка
есть. Пойдемте там посмотрим, там может
быть то, что нужно.» Мы прошли метров 30
по той же улице. Он открыл двери,
запертые на несколько серьезных
замков. Вошли в лавочку, заставленную
всяким псевдоантикварным хламом:
медными кувшинами, тазами, тарелками.
Хозяин включил свет, стал показывать
очередные серьги и кулоны, а я увидел
на задней стене помещения большой
портрет Арафата. Мне стало противно…
Не называйте меня параноиком! Вряд ли
он специально повел нас в эту
заброшенную лавку, чтобы я увидел
портрет… Вряд ли. Но почему я не видел
таких портретов ни в одной из открытых
лавок?

Мы вышли из Старого города через
Яффские ворота. Был чудесный день,
светило солнце. К моей спутнице
подошла какая-то пожилая женщина
такого вида, который явно
свидетельствовал, что она
репатриантка из СССР, и спросила на
иврите: «Вы говорите по-русски?» Мы
ответили, что да, говорим. Оказалось,
они с супругом отстали от экскурсии и
должны теперь дожидаться своих у
Яффских ворот. Мы успокоили ее, что они
на верном месте и пошли на стоянку
забирать машину. Вокруг был еврейский
город Иерусалим. Дышалось мне легко и
свободно.

Позавчера я встречался со своим
другом, религиозным сионистом. Он
предложил мне помечтать о том, чтобы
нам выкупить несколько домов в
арабских кварталах Старого города. Не
называйте меня идиотом! Я согласился…

Будем живы, бээзрат аШэм!

Написать ответ

Top Posts of the Day

Ноябрь 2009
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Окт   Дек »
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30  

Архивы