Преломление хлеба и общение в первой церкви в свете еврейской традиции

Д. Стерн

«Они постоянно находились в учении посланников, в общении, преломлении хлеба и в молитвах.»
Деяния 2:42.
В общении (греч, койнониа, «общество», «община», «общность», «общение»), которое включает в себя два элемента, благоприятствующие друг другу, как это объясняется ниже: (1) углубление дружбы, и (2) развитие общих взглядов, целей и приоритетов.
Многие христиане предполагают, что здесь (под фразой «в преломлении хлеба») имеется в виду причастие, и представляют себе, как первые верующие собирались по домам (ст. 46), чтобы съесть крошечный ломтик хлеба и символически пригубить вино или виноградный сок, подобно тому, как сегодня это делают христиане в своих церквях. Между тем, контекстом здесь выступает не христианство двадцатого века, а иудаизм первого века, а у евреев общение всегда происходило за обеденным столом.  То, что мессианские евреи «преломляли» вместе хлеб, означает, не больше и не меньше, что они ели вместе.

Необходимо до конца осознать значение совместных трапез. Прежде всего, когда есть возможность, религиозные евреи начинают трапезу с хлеба и произносят над ним браху. Затем они отламывают от булки кусочек и съедают его, чтобы благословение Бога за конкретный дар хлеба, который они собираются есть, не было произнесено напрасно.

Йешуа знал и исполнял этот обычай, но он также придал дополнительное значение преломлению хлеба, когда сказал, разломив мацу во  время Последнего ужина: «Это мое тело, отдаваемое за вас; делайте это в память обо мне» (Лук. 22:20; ср. 1 Кор. 11:24). Совершенно ясно видно, что этот обычай стал неотъемлемой частью «Торы посланников»  и первые верующие должны были вспоминать о смерти Йешуа всякий раз, когда они начинали совместную трапезу, хотя некоторые отклонились от такого стандарта (1 Кор. 11:20-34). Оставшееся время трапезы посвящалось «общению» в общепринятом смысле этого слова (см. выше об «общении»), но не в традиционном христианском смысле (ломтик хлеба, чаша вина).

И все же такое общение не носило мирской, игнорирующий Бога характер. Посмотрите, что говорит Мишна: Раби Эльазар бен-Азарья [1- 2 век н э.] сказал; «…Если нет трапезы, нет (изучения) Торы, и если, нет (изучения) Торы, нет трапезы». (Авот 3:17)

Маймонид поясняет, что каждый из этих компонентов нацелен на отображение сути другого и дополняет его до совершенства (Комментарий к трактату Пиркей-Авот»). Иными словами, «если кто-либо перегружает себя религиозным учением и пренебрегает нормальным взаимодействием с обществом, учение такого человека не приносит обществу ничего хорошего. С другой стороны, если в основное время общения, за трапезой, кто-либо не отдает дань Богу, это знак того, что религиозная истина не проникла глубоко в жизнь этого человека.

Йешуа, отождествляя себя с хлебом, сосредоточивает смысл трапезы на себе, и это позволяет нам перефразировать эпиграмму раби Эльазара: если нет времени для взаимоотношений с верующими, отождествление человека с Йешуа и изучение Божьей Торы несовершенны. Но если время общения с верующими не соотносится с жертвенной смертью Йешуа и с поощрением друг друга в ведении жизни, угодной Богу, то это время потрачено впустую.

«В молитвах» — верующие пребывали как в традиционных еврейских молитвах, так и в спонтанных молитвах, в которых человек изливает Господу то, что у него на сердце, как в 4:24-30.
 

Преломление хлеба и общение в первой церкви в свете еврейской традиции: 1 комментарий

Добавить комментарий для BriersExperve Отменить ответ

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *